Статья размещена без изменений и с разрешения автора:
Евгений Александрович Архипов; г. Москва
сайт автора  
Опубликовано в журнале "Цветоводство" №5, 2011 г.
Фото О. Соловьевой и Л. Данильченко


Драгоценные орхидеи: капризные и неприхотливые

Эти растения распространены по всему миру - в Австралии, Индокитае, Юго-Восточной Азии, Южной Америке, Японии. К «драгоценникам» относят роды Macodes, Ludisia (Haemaria), Coodyera, Physurus, Zeuxine, Microstylis, Dossinia, Tubilabium. Иногда к этой группе причисляют не только тропические орхидеи, например, виды рода Malaxis. Но все они произрастают во влажных фитоценозах: в лесах, в расщелинах скал, у морских побережий. При этом даже в естественных условиях они очень уязвимы и могут исчезать на целые столетия из привычных мест обитания.

Найденные сборщиками и терпеливо выхоженные коллекционерами, драгоценные орхидеи оцениваются подобно произведениям искусства. Завораживающий эффект создает специфическое отражение света листьями. Ценится сложность их узоров, изящество, окраска, насыщенность фона. На солнечном свету жилки играют иначе, чем при искусственном освещении. Драгоценные орхидеи подобны самоцветам, имеющим свой характер и свою силу. Изнеженность и благородство их нрава проявляются и в сложности содержания.

Я начал увлекаться драгоценными орхидеями 20 лет назад. Перепробовав бегонии, калатеи, диффенбахии, кротоны, я мечтал разводить «драгоценники». В то время, несмотря на скудный ассортимент, на птичьем рынке можно было приобрести десятка два разновидностей. Стоили они по тем временам дорого - примерно половину минимального оклада. Первые мои опыты оказались неудачными: купленные растения погибали от жары или по другим причинам. Но меня это не остановило, и, наконец-то, мои новые растения прижились и нормально росли в тепличке.

В 1990 г. я совершенно случайно заехал на выставку клуба «Биофитум». Мне повезло. В том году выставлял свою коллекцию драгоценных орхидей сам Николай Александрович Берсенев - основатель их культуры в нашей стране. Невероятно крупные экземпляры с неповторимым и разнообразным узором на листьях произвели на меня неизгладимое впечатление. У него я приобрел основную коллекцию, и многие гибридные виды до сих пор живут и здравствуют.

Итак, сначала все шло хорошо, орхидеи росли и были такими же огромными, как у Н. А. Берсенева. Но вот в жаркое лето 1993 г. многие растения начали загнивать. Чтобы исправить положение, я перепробовал, кажется, все: выращивал их в субстрате из обыч-ной земли, культивировал в воде, в тепличке и без нее, под искусственным светом и под прямыми солнечными лучами, добавлял в грунт навоз и различные разрыхляющие материалы. Результаты были интересными, но не слишком обнадеживающими.

От гнилей удалось избавиться с помощью фунгицида фундазола (бенлат). Оставалось научиться справляться с жарой. Цветоводы заметили, что драгоценные орхидеи чувствительны к перегреву. При умеренных темпера-турах (ниже плюс 18°) они чувствуют себя хорошо, хотя растут чуть медленнее, а при высоких (более 25°) ускоряют рост, но подвержены загниванию. Я жил в центре города с окном на юго-восток. Температура в комнате порой поднималась до 35°, и растения падали, как подкошенные.

Каждому цветоводу известно, что люминесцентные лампы, даже если дроссель вынесен наружу, сильно нагреваются. В жару ор-хидеи рекомендуется вынимать из тепличек и не досвечивать (нагреваются даже бездроссельные светильники). В это время теплички с растениями лучше размещать на полу, где более прохладный воздух. Многие цветоводы успешно культивируют орхидеи в холодных квартирах на первых этажах с окнами на север или в помещениях с кондиционерами.

Что только я не предпринимал! Стал включать освещение на ночь, когда температура опускалась до 25°, и мне приходилось спать при свете, несколько раз за ночь вставать, чтобы выключать и снова включать лампы (но чего ни сделаешь ради любимых растений!). Некоторые экземпляры я вынимал из теплицы и ставил на рассеянный свет у окна. Вот в таких условиях они прекрасно справлялись с высокой температурой. Наконец, я просто перестал включать свет в тепличке. И тут меня ждал новый сюрприз. Оказалось, что драгоценные орхидеи хорошо выдерживают темноту на протяжении месяца, да при этом еще и растут! Конечно, они немного вытягивались, но были живы.

Тогда, в 2000 г., казалось, что удалось решить все проблемы. Но в 2002-03 гг. мне привезли несколько слабых растений из природы. Они были слегка желтоватые и, несмотря на все мои усилия, не проявляли признаков роста. Прошел год, и некоторые из них начали расти. Я решился присоединить их к основной коллекции - и напрасно. Вскоре все мои орхидеи заболели: прекратился рост, растения пожелтели, перестали реагировать на свет и медленно умирали. Только спустя 2 года, когда почти половина коллекции погибла, я определил причину заболевания - это была микоплазма. Помогло самостоятельное изучение специальной литературы. Уродливые разросшиеся побеги дали ключ к правильной идентификации возбудителя.

Сейчас в моей коллекции около 80 разновидностей драгоценных орхидей, но как любому цветоводу, хочется большего! Правда, теперь, прежде чем приобрести новинку, я вспоминаю слова моего учителя Николая Александровича Берсенева: «Не бери из непроверенных источников, потеряешь то, что имеешь».

Посаженные в общую емкость, драгоценные орхидеи выглядят очень эффектно, особенно в больших флорариумах, хотя уход за растениями при этом усложняется. Высаживать орхидеи лучше в одноразовые прозрачные стаканчики, в них хорошо видна корневая система растений, легче обработать заболевший или пораженный вредителями экземпляр, а также подобрать лучшие условия для каждого вида.

Обычно «драгоценники» выращивают в сфагнуме с добавлением сосновой коры. Этот субстрат очень гигроскопичен, но у него слишком низкий показатель pH (свежесобранный мох имеет pH 6, который по мере разложения снижается до 4-5). Берсенев выращивал орхидеи в живом мху, помещенном на сложный субстрат из низинного торфа, сосновых иголок, березового угля, листьев бука и других компонентов. Его растения достигали 50 см в высоту, узор на листьях был ярким и сложным. Однако эта красота требовала постоянного ухода. Мох вытягивался, его приходилось периодически менять. Я никак не мог понять, что же требовалось сделать, чтобы сфагнум всегда выглядел таким же красивым и зеленым, как на болоте, в естественных условиях обитания. Вроде бы хватало и влажности, и света, и температура была оптимальной. Но, тем не менее, спустя несколько месяцев мох терял всякую декоративность.

Как и другие коллекционеры, я много времени бился над тем, чтобы подобрать идеальный субстрат для драгоценных орхидей и, в конце концов убедился, что живой мох - вовсе не обязательное условие их успешного роста. Использование в «нижнем ярусе» субстрата из низинного торфа, сосновых иголок, буковых листьев и листовой земли тоже не однозначно. Много раз я наблюдал, как корни орхидей, дойдя до земляной смеси, отмирают.

Вообще, культивирование «драгоценни-ков» - это постоянный поиск и эксперименты. Считается, что все орхидеи любят щелочные почвы (лежащие на материнских известняках), на самом деле, они просто выдерживают условия, которые другие растения не выносят. В культуре драгоценные орхидеи растут и на кислых, и даже на очень кислых субстратах - коре, мху, хвойном опаде. То же и в отношении освещения. В природе эти растения обитают под пологом леса, и поэтому считаются теневыносливыми. Однако в культуре они лучше растут при интенсивном освещении люминесцентными лампами. Даже кратковременное пребывание на солнечном свету им не мешает. При слишком низкой освещенности стебель становится тонким, ткани водянистыми, растение вытягивается. Высокие температуры и слишком кислый субстрат вызывают пожелтение и измельчание листьев, задержку роста растения и бутонизации. В целом же, можно сказать, что условия содержания могут довольно сильно варьировать. Гудайера нуждается в относительно невысоких температурах, анектохилюсам необходима повышенная влажность, а гемарии лучше растут в обычном торфяном субстрате на подоконнике.

Бичом драгоценных орхидей можно считать патогенные грибы, которые появляются при неправильном содержании (недостаток питания, света, действие высоких температур, переувлажнение). Особенно часто гнили возникают летом, при повышенной температуре или в период цветения. Поражение грибом Fusarium происходит в узлах стебля. В этих местах появляется буроватая гниль, усыхание и белый пушистый налет. Грибы поражают слабые растения в различных субстратах - в земле, во мху и даже в воде.

Из вредителей на орхидеях паразитирует паутинные клещи. Некоторые столь мелки, что не видны невооруженным глазом. Повреждаются преимущественно края листа и молодые ткани. К счастью, клещей легко уничтожить современными акарицидами, которых сейчас в продаже достаточный выбор. Большой ущерб растениям могут нанести слизни, против которых помогает метальдегид.

Драгоценные орхидеи подкармливают, добавляя в поливную воду немного любого комплексного удобрения. Если субстрат слеживается или быстро разлагается (мох), появляются симптомы минерального голодания, растение пересаживают в свежий субстрат.

Вегетативным способом «драгоценники» можно размножать в любой сезон, кроме самых жарких летних месяцев. Черенки лучше укоренять в кипяченой воде, а не сажать сразу в мох, так как в этом случае нередко возникает загнивание. Семенное размножение весьма сложно. Тычинки на цветке легко различимы, а вот пестика не видно вовсе. Если опылить растение все-таки удалось, то семена нужно извлекать раньше, чем созреет плод. Зеленый стручок снимают, обрабатывают спиртом и затем вскрывают в стерильных условиях. Похожие на тончайшие волоски семена по сути таковыми не являются. Это фактически голые зародыши, несколько слоев клеток, быстро теряющих способность к прорастанию. Сеют их на специальную среду для орхидей и выращивают при постоянной температуре в термостатах. Всходы очень мелкие и могут появляться в течение года.

В литературе упоминается около нескольких сотен видов драгоценных орхидей, но из них совсем немногие декоративны. А вот растения одного вида могут сильно различаться и служить самостоятельным объектом коллекционирования. Например, макодее я ванпка (.M.javanica) или анектохилюс Лиля (A. lylci), привезенные из мест обитания, всяки й раз имеют совершенно непохожий рисунок. Да и гудайера хиспида (G. hispida), имеющаяся сейчас в коллекциях, совсем не та, что была лет десять назад.

Драгоценные орхидеи - растем и я дл я заядлого коллекционера. Наверное, надо быть в каком-то смысле фанатом, чтобы всматриваться в количество и характер жилкования листьев и наслаждаться их неповторимым рисунком. Однако несомненные достоинства драгоценных орхидей -их компактность и определенная неприхотливость. Если вы еще не прониклись к этим растениям любовью, рассмотрите их внимательно, и вы не сможете не увидеть удивительную красоту сверкающих листьев и непременно станете поклонником маленьких «драгоценностей».



ВВЕРХ